0


Квартиры

О малоэтажной застройке, тактике приобретения жилья и строительных инновациях - в интервью Владислава Абрамова

Владислав Абрамов. Фото Дарьи Хватковой

5 июня в гостях у ПАИ-live был Владислав Рувинович Абрамов, генеральный директор компании «Псковжилстрой». В эфире передачи Александр Машкарин пообщался с одним из лидеров-застройщиков Пскова и Псковской области об особенностях современного жилищного строительства, о покупательской тактике псковичей, об инновациях в строительной сфере, а также о том, нужны ли в новостройках газовые плиты и сантехника.

Две из трех составляющих

– Прошлый разговор нам показался интересным, и не только нам, но и нашим зрителям: они попросили его продолжить и детализировать некоторые вещи. Начнем с одной из них: речь о малоэтажном строительстве. В прошлый раз вы упомянули ваш проект «Малая родина» в Борисовичах: малоэтажное строительство, которое там будет. Давайте разберемся в терминах, что вообще правильно называть малоэтажным строительством?

– Малоэтажным строительством считаются дома до трех этажей. Высота этажей не определяется. Это могут быть и многосекционные (три-четыре секции) дома, и дома, где так называемая блочная застройка. Блочная застройка – это когда у хозяев одна общая стена, есть участок. Ну и конечно, это индивидуальное жилое строительство: дачные дома, дома на приусадебных участках. В принципе, это три вида, которые считаются малоэтажным строительством. Есть среднеэтажное строительство – от четырех до девяти этажей, хотя я считаю, что на самом деле оно должно быть до семи этажей: девять этажей – это уже высотные дома. Но мы говорим о малоэтажном строительстве. Мы определились, что это трехэтажные дома, может быть четвертый этаж – мансардный, два-три подъезда – до четырех подъездов. Это могут быть блочные дома по типу наших старых советских, где была одна стена и на два хозяина дом был разделен. Ну и жилые дома.

– Чем меньше соседей – тем лучше – примерно так это звучит. Владислав Рувимович, вы человек, на рынке недвижимости и строительства работающий давно. На ваш взгляд, в Псковской области какой дом может позволить себе российская семья сейчас и какой дом по-хорошему должна позволить себе российская семья?

– Если говорить о Пскове, на самом-то деле то, что должна себе позволить семья, – это один вопрос, то, что может, – это, конечно, вопрос другой.

– Две большие разницы.

– Да, две большие разницы. С моей точки зрения, нормативы у нас – это 20 квадратных метров на одного человека. Это нормально. Если взять минимальную семью (три человека, родители и ребенок) – это уже 60 квадратов плюс 10 квадратов, которые необходимы: коридоры и все остальное. То есть 70 квадратов. Я считаю, что каждая семья обязана иметь такой дом. И эти 70 квадратов вполне сопоставимы по цене, может быть, даже с квартирой в городе.

– 70 квадратных метров – по большому счету это близко к трехкомнатной квартире в панельном доме. Вы сказали, что цена дома может приближаться к цене квартиры, или наоборот. Сейчас мы видим, что, например, если трехкомнатная квартира стоит около трех миллионов рублей, то цена дома сопоставимой площади будет миллиона четыре, не меньше. Можно ли сделать так, чтоб дом стоил приемлемых денег?

– Можно.

– Но не нужно?

– Нет-нет! У строителей есть такое понимание, когда говорят: возьмите три составляющие (это быстро, качественно, недорого), выберите две составляющие. Понимаете, да? Быстро, качественно, недорого.

Фото Дарьи Хватковой

Я сразу говорю: качественно и недорого.

– Можно только из двух составляющих. Три составляющие – это невозможно у строителей. Поэтому из трех составляющих выберите только две составляющие. И когда об этом говорят, я всегда вспоминаю мультик про Ниф-Нифа, Наф-Нафа и Нуф-Нуфа, как каждый строил свой дом. Тот построил быстро его из соломы, другой – из дерева, третий – из глины и кирпича. Поэтому можно по цене трехкомнатной панельки построить дом: он будет щитовой, быстровозводимый, по канадской технологии (но сейчас они называют ее финской технологией, скандинавской)…

– Но это рекламные ходы на самом деле.

– Да, на самом-то деле это канадская технология, которая  в Москве очень хорошо прижилась еще в начале 90-х годов. Скажем так, в 1997-1998 году я их строил. Очень быстро возводятся, проходят все параметры по теплопроводности, по устойчивости, очень быстрые и хорошие дома. Но чтоб их строить, опять-таки нужны человеческие руки. Технологии правильные, проект хороший, а кто их возводит – это уже второй вопрос.

– Но есть шанс, что эти проекты придут на Псковскую землю?

– В принципе, мы их рассматриваем сейчас. И скажу даже более, буквально позавчера разговаривал с представителем, который в Пскове, работает: ребята готовят здесь такого плана панели и отправляют их в Питер. Мало того что в Питер – они сейчас отправляют их далеко на Север. Они вроде бы незаметные ребята, на рынке их никто не знает, но делают довольно-таки интересные вещи. Надо, я думаю, с ними попробовать один дом поставить и посмотреть, как они его соберут. Говорят все красиво, на бумаге тоже все хорошо-великолепно, а по факту что получится… То есть надо попробовать, надо дать шанс и нашим производителям выходить на нормальные рынки.

– У нас по-прежнему все упирается, как вы говорите, в свободные руки производителя: участков у людей довольно много, в том числе дачных, но когда люди начинаются искать, кто им быстро, качественно и недорого построит дом, тут все упираются в тупик. Вот есть застройка деревянная, из бруса или из бревна, есть щитовые домики и так далее, но, как правило, это небольшие фирмы и люди очень рискуют, связываясь с такими компаниями. Готов ли «Псковжилстрой» прийти на этот рынок?

– Да, мы хотим попробовать, посмотреть, подойдет ли по качеству и цене этот проект, смогут ли ребята с ним справиться, и, скорей всего, мы его даже запустим. Но для этого надо пройти какие-то процедуры, посмотреть на них. Хотел бы добавить, что мне тоже многие говорят, в том числе и мое руководство: «Владислав Рувимович, что вы не строите коттеджи, которые стоят 500-600 тысяч за один коттедж?»

– А есть такие варианты?

– Видимо, кто-то им там сказал, что да. Все же хотят понравиться и говорят: «Мы сделаем это чуть ли не бесплатно». И как раз они [руководители] регулярно делают обход по объектам, которые мы строим, потому что им надо контролировать, смотреть, знать. И как раз проходили мы по этой «Малой родине», а напротив соседи построили дом. Вот он [руководитель] мне и говорит: «Вот этот дом за сколько построили?» Я говорю: «Думаю, он где-то миллион 800 – миллион 600 стоит, в которые я бы смог уложиться, чтобы построить этот дом». На что он мне сказал: «Да нет, он 500-600 тысяч стоит». Я говорю: «Я не смогу это построить, извините». И как раз вышел хозяин этого дома, мы к нему подошли и начали беседу. Он узнал нас, узнал руководство. И у меня такой вопрос: «Во сколько тебе обошелся этот дом?» И он сказал: «Три с половиной миллиона на сегодняшний день». Мы переглянулись, улыбнулись. Это потому, что он строит сам, у него нет оптовых поставок материалов, он не может разговаривать с рабочими людьми, которые, естественно, на частниках наживаются. Не то что наживаются – это я, наверно, неправильно выразился. Наверно, хотят заработать побольше: все-таки с компаниями они не смогут столько заработать.

– Чем длиннее цепочка, тем больше маржа у каждой ступеньки?

– Не то что длиннее цепочка. Цепочка длиннее – это какие-то посредники. Нет. Здесь не цепочка длиннее, здесь просто, когда напрямую работаешь с профессионалами, они понимают, сколько что стоит. Каждая вещь стоит определенных трудозатрат. Рубль оплачивается за проделанную определенную работу. Эта работа делается за определенное время с учетом мастерства. А частник не знает, сколько стоит эта работа, тем более он не стоит над рабочими целыми днями, у него нет контроля. Вот он уехал на работу, приехал, смотрит – работа выполнена, а за сколько ее сделали – за час или за целый день, он не понимает. Поэтому отсюда складывается и стоимость этого дома.

– Поговорим о цене. После ваших ответов впечатление такое, что дом – это не что-то для элиты, это недвижимость, которую, в принципе, может себе позволить нормальная российская семья. Такой вопрос: мы говорили о цене дома для семьи из трех человек – сколько сейчас стоит дом для семьи из четырех-пяти человек? Это получается 125 метров, 130 метров.

– У нас сейчас продаются такие дома, которые стоят 5 миллионов рублей. Это вместе с участком 7 соток земли, уже с прозрачным забором, с благоустройством – там только осталось посадить цветы и сделать у себя внутреннюю отделку.

– Тут вам скажут: «Побойтесь бога! 5 миллионов – это же трехкомнатная квартира и еще двухкомнатная квартира рядышком! Сделали, объединили, никаких расходов на уход за домом – живи себе в нормальной большой квартире».

– Совершенно верно, но этот дом не панельный и не из соломы. Этот дом все-таки выполнен из качественных материалов. Мало того что выполнен из качественных материалов – там хорошее основание, там хороший фундамент. И если вдруг у человека есть желание (а оно может возникнуть со временем) просто убрать крышу и построить еще второй этаж, то он это может сделать запросто, не думая о том, выдержит у него фундамент или нет. Эти фундаменты у нас рассчитаны на три этажа и с дополнительным [запасом, чтоб можно было] идти вверх.

Таунхаус или усадьба?

– Владислав Рувимович, многие считают, что дом без земли – это деньги на ветер. Люди стареют, становятся пожилыми … Может быть, конечно, я не прав, но мне бы так хотелось и самому – иметь свой дом, большой участок земли, спокойно ковыряться в земле, огородик завести, сад разбить. Или у нас должен приживаться американский вариант таунхаусов, когда домик с общей стеной – сосед с одной, сосед с другой стороны, небольшой газончик для машины перед домом – и вперед на работу в город?

– Да, вы правильно сейчас сказали о том, что на самом деле с возрастом люди хотят иметь свой отдельный участочек, где можно поработать, где можно цветы вырастить. Если по городу пройти, видно, что в старых панельных домах люди пожилого возраста выходят, поливают, цветы сажают.

– Газон разбивают.

– Это естественное желание каждого человека. Мы просто забываем на самом деле нашу историю. Чем мы вообще занимались в древние времена? Мы добывали мясо для пищи, потом уже занимались животноводством. Где-то собирали сначала дикие ягоды, потом начали заниматься растениеводством и выращивать культурные сорта разной сельхозпродукции. Поэтому человек все равно, хочешь или не хочешь, к этому придет. Но это со временем. Это не то что тяга к земле, это наша потребность, необходимость, и она чаще всего возникает в то время, когда появляется больше свободного времени и человек начинает думать о том, чем еще заняться. Он постоянно должен для кого-то что-то создавать, кому-то он должен быть нужен, иначе человек жить не будет. Поэтому с возрастом люди это понимают, что-то выращивают, ту же клубнику: «Где мои внучки, где мои внуки?» – с удовольствием им ее насобирают и угощают. А что касается таунхаусов, это больше, конечно, для молодых людей, креативных товарищей, у которых есть небольшой участок, где они ставят свои барбекю, шашлычницы и отдыхают. Но при этом там, где строят таунхаусы, у них должна быть определенная зона притяжения, где они тоже должны проводить совместное время. То есть дети не могут быть целый день только у себя дома, они должны где-то гулять и общаться со сверстниками. Поэтому должны быть детские площадки. Взрослые тоже хотят какого-то общения – не только со своими друзьями и не только на шашлыках, они должны и спортом заниматься. Поэтому должна быть спортивная площадка, скажем, волейбольная, для пляжного волейбола, настольный теннис. Ну, для большого тенниса, конечно, дороговато, но и это возможно. Все зависит от того, какие люди собираются жить в этих поселках, в таунхаусах и сколько они готовы потратить. Это все стоит денег, бесплатно же никто не будет делать. И потом за этим надо ухаживать, смотреть, иначе через 2-3 года это превратиться в разруху. То есть должна быть управляющая компания, которая не будет жалеть денег на дворников (там нужно убирать буквально ежедневно всю территорию, всю брусчатку), на садовника, который за цветущим садом будет ухаживать, вовремя поливать, стричь траву, подрезать деревья. Естественно, обязательно должна быть охрана, которая должна понимать, что сюда не входят посторонние, которые хотят напакостить, а приезжают гости, которых по звонку пропускают. Надо вовремя убирать мусор. Слава богу, в Пскове не так много снега. В Москве снега очень много, но этим занимаются управляющие компании, которые вовремя его убирают. Да, есть еще такие дома, даже в Москве: прямо у себя они делают снегоплавильные цеха и не увозят никуда этот снег, а у себя перетапливают и эту воду используют потом для полива. Все правильно, в этот цикл надо заходить, но это все стоит денег, и люди должны понимать, что это все будет окупаться.

Фото Андрея Степанова

– Вы уже набросали такое количество видов работ, которые предваряют строительство таунхауса и то, что должно сопутствовать, что я понимаю, что это удовольствие на самом деле не дешевое, как может показаться.

– Это удовольствие не дешевое, но если люди правильно могут считать деньги, могут правильно считать свое здоровье, могут правильно считать свою производительность труда, то это не так много, как кажется. Что значит приехать к себе в поселок таунхаусов после реально изнурительной работы? Надо говорить откровенно, те, кто работает, понимают, как это тяжело – работать. Те, кто просто приходит восемь часов просиживать штаны, – это совсем другая история: они-то, в принципе, не устали, им по барабану, где жить. А человек должен отдыхать, он должен получать от этого удовольствие, он должен получать комфорт.

Лучше ввязаться в бой

– Большинство молодых людей, о которых мы говорили как о потенциальных покупателях таунхаусов, проходят сейчас несколько стадий приобретения недвижимости. Молодая семья образовалась – купили однокомнатную квартиру в ипотеку, родился ребенок – погасили ипотеку, купили двухкомнатную квартиру и так далее. На ваш взгляд, когда наша банковская система, система застройщиков созреет до такой степени, чтобы молодой специалист (понятно, с зарплатой не 10 тысяч, а с нормальной зарплатой) мог прийти в банк, взять кредит на 30 лет, купить дом, таунхаус и миновать все эти цепочки? Чтобы взять большую сумму денег и понимать, что он будет расплачиваться, но будет уже с самого начала жить в комфортных условиях. Такое вообще реально?

– На самом-то деле сейчас это очень сложно, но реально это у тех, у кого зарплата по миллиону, по полтора миллиона, по два миллиона рублей. Я знаю таких молодых людей: им 27-28 лет.

– В месяц?

– В месяц, да. Но не у всех такие зарплаты и не все столько много получают. В принципе, я думаю, что вот этого трамплина, о котором вы сейчас сказали ранее: сначала купить однокомнатную квартиру, потом – двухкомнатную, потом – трехкомнатную или дом, – это нормальная ситуация на сегодняшний день у нас в государстве. Потому что их единицы, таких одаренных людей, которые могут рассчитывать на завтрашний день. На самом деле единицы тех, кто уверены в завтрашнем дне, если не считать живущих за счет своих родителей. У нас государственного практически ничего не осталось, все коммерческое, и поэтому в любое время человек может остаться без работы. И взять такой серьезный кредит на 30 лет и всю жизнь его выплачивать по 5-6 миллионов рублей – это на самом деле тяжело. Да и банки на это не пойдут. Чем хуже, к примеру, взять однокомнатную квартиру, которая стоит у нас миллион 100, для того, чтоб стартовать. Взяли 200-300 тысяч рублей у родителей или сами собрали, купили эту квартиру – у них уже есть недвижимость, которая, когда они будут ее реализовать, все равно будет стоить дороже, то есть они еще на ней и заработают определенный процент: они еще отремонтируют, вложатся в ремонт. Возьмут потом двухкомнатную. Если почувствуют в себе силы – возьмут сразу трехкомнатную. Да, ипотека и маткапитал очень сильно помогают. Это и правда очень большая помощь: и материнский капитал, и ипотека сейчас довольно-таки хорошая – 6-6,5%. Сейчас банки стали меж собой соревноваться: они опускают ставки, демпингуют, за клиентов борются – и даже меньше 6% есть ставки. Поэтому сейчас самое хорошее время для людей, которые боятся взять большую квартиру: пусть возьмут маленькую, пусть стартуют. С чего-то надо начинать. А так всю жизнь будешь ждать и думать: «А вот я не справлюсь, а вот я боюсь». Надо идти, ввязаться в бой, а там боя тактика покажет. Ничего страшного в этом нет.

Комфорт и мелочи

– На что ориентируются покупатели, выбирая современную квартиру? По старинке: местоположение, какой этаж, из чего построен дом – пожалуй, это самое главное. Ну и цена. Понятно, что спектр качеств современной квартиры, на которые стоит обращать внимание, особенно в новом доме, неизмеримо шире. Какие элементы должны присутствовать в современной квартире?

– На самом деле первым долгом надо смотреть на застройщика: кто строит, какая у него история, задерживал строительство, не задерживал строительство, что говорят люди. Сейчас, слава богу, мир технологий, интернета и всегда можно узнать отзывы о застройщике. Да, и о нас иногда бывают негативные отзывы, но мы знаем, что это в основном фейки и наши конкуренты. Поэтому сначала надо узнать о застройщике, конечно, как и все те параметры, о которых вы говорили. Я вообще считаю, что квартира должна быть комфортной. Если зашел в эту квартиру (мы сейчас всех же покупателей водим и показываем их будущую квартиру, этаж), если она ему уже понравилась, то есть он заходит и понимает, что это его, то, что ему нужно, то эту квартиру надо брать. Если он заходит и у него ощущение некомфортности, что «все-таки мне здесь что-то не нравится, что-то здесь не то», даже если он будет потом переделывать планировку – все, у него это ощущение останется с самого первого раза. Поэтому даже не знаю, на что еще должен обращать внимание покупатель. Я думаю, что прежде всего – на свои внутренние ощущения, на ощущение комфорта. Конечно, сначала надо узнать о застройщике, что это надежный застройщик и деньги не будут выброшены. Хотя сейчас бояться, честно говоря, вообще нечего. Это не 90-е годы, когда действительно выбирали застройщика и друг у друга спрашивали: «А стоит ли покупать? А не улетят ли мои деньги?» Сейчас вообще не надо переживать: они платят деньги только после регистрации в Росреестре. Росреестр просто так не зарегистрирует: если эта квартира свободна – они зарегистрируют. И все сделки застрахованы. На сегодняшний день мы платим 1,2% от стоимости квадратного метра в страховой фонд, поэтому если вдруг застройщик где-то что-то не построит, то страховой фонд все равно достроит эти дома. А новые квартиры вообще на эскроу-счета будут уходить, поэтому беспокоиться не нужно. Обращать внимание больше всего – еще раз! – на то, почувствовал ли комфорт в этой квартире.

– Как выбор машины: красивая машина, садишься внутрь – не едет. Хочется от вас как от эксперта услышать какие-то конкретные прикладные вещи. Вот прихожу я в квартиру – все хорошо, ощущения прекрасные, замечательные! Что еще? На стеклопакеты посмотреть, есть ли электрощиток в квартире, стоят ли счетчики, какие это счетчики? Розетки на каком уровне находятся: у пола, наверху, сколько их?

– Важный момент, да, но каждый дольщик, который покупает квартиру, вправе потребовать проект. Если он в чем-то разбирается, он вправе попросить проект и прочитать этот проект или какой-то раздел из проекта. По моему ощущению, окна – это больная тема, больная для всех всегда. Нельзя сказать, что окна некачественно делаются: они делаются и качественно, но надо их постоянно перенастраивать. По своему опыту я знаю точно, что через два года все окна нужно регулировать. Через три года всем окнам нужно менять резиновые прокладки, нужно смазать механизмы. Да, единственное, что памятку не выдают. Сейчас надо просто, может быть, выдавать памятку о том, что эти окна должны регулярно проходить техническое обслуживание. Окна – да. Надо смотреть сразу вентиляцию, потому что строители при работах, когда выкладывали кирпич вентканала, могли не заметить что-то или мог падать раствор, и вентиляция могла забиться. Поэтому это надо смотреть, конечно, и сразу же заставлять, чтоб застройщик все быстренько устранил. Это делается не трудно: быстренько прочищается вентканал, и тяга снова восстанавливается. Вентиляция, окна, ну и такие мелочи, как двери. Счетчики должны быть уже априори поставлены, никуда от этого не деться. Радиаторы должны стоять, на них должны быть датчики передачи тепла. Надо, конечно, обращать внимание, где есть подтеки, есть ли какие-то пятна на потолке, на полу под радиатором. Если под радиатором есть какие-то пятна, значит, когда давали определенное давление, значит, где-то подтекало. Но больше всего на сегодняшний день, когда мы сдаем квартиры, мы просим, чтоб управляющая компания вместе с жильцами или с нашим представителем, инженером ходили и смотрели квартиру вместе, чтоб сразу на месте определить, какой это случай: нужно ли срочно принимать меры, или, в принципе, если человек будет делать ремонт, то он готов и может это сделать сам. Есть вещи, на которые не стоит обращать внимания.

– А как часто к вам покупатели обращаются с просьбой, может быть, уточнить в будущей квартире планировку, что-то поменять прямо во время строительства?

– Часто. Скажем так, где-то в 10% случаев к нам обращаются, просят поменять планировку или же вообще не делать ее, потому что потом у них дополнительные затраты: они там это все демонтируют, надо утилизировать. Где-то 10% покупателей к нам обращаются, да. Где-то мы стараемся идти навстречу, где-то это сделать невозможно, потому что все-таки у нас в проектной декларации написано, что у нас здесь перегородки, и если мы эти перегородки не поставим, то у нас при приемки могут просто-напросто не принять дом: «А где ваши перегородки?»

Фото Дарьи Хватковой

– Из чего должны быть перегородки? Обязательно из гипсокартона? Или можно просто натянуть пленочку, а потом демонтировать? Это смешной вопрос, но согласитесь, многие действительно говорят: зачем эти гипсокартнонные перегородки?

– С вами полностью согласен! Я первый раз увидел эти гипсокартонные перегородки здесь в жилых квартирах, потому что в Москве, в Подмосковье я не видел, чтобы делали перегородки из гипсокартона. Там есть газобетонные блоки, есть СКЦ-блоки, есть ПГП-блоки, есть кирпич в конце концов, но не из гипсокартона. Ну да, это быстровозводимые [элементы]. Да если бы еще и делали их правильно, по технологии… А технологию, естественно, никто не соблюдает, шумоизоляция такая для того, чтобы она просто была.

– Никакой.

– Да, можно сказать, никакой. Да, сейчас в новых домах, которые мы проектируем, нет гипсокартона и не будет. Есть только влагостойкий гипсокартон в мокрых помещениях, в санузле, чтобы стояки отделить и сделать ревизионное окно для обслуживания. И все, больше гипсокартона нигде не будет, это старый век. Мы сейчас, проектируя дома, хотим сделать, грубо говоря, три идентичные секции (секции – это подъезды): в одной из секций у нас вообще будет без перегородок, мы только трассировочку покажем, что это мы предполагаем, а вы, если хотите можете сделать как вам угодно (трассировка – это когда, грубо говоря, слой в один кирпич выложили и показали без перегородок). Вторую секцию мы хотим сделать с перегородками, но это будут газобетонные блоки. И третью секцию вообще хотим сделать с отделкой полностью. И у людей будет выбор. Это пилотный проект, который потом нам покажет, что …

– Пользуется спросом больше.

– Да, что больше пользуется спросом у людей. И в принципе, мы поймем, я в этом уверен, что больше будут пользоваться спросом квартиры с отделкой.

– Это опыт?

– Местные люди не верят. Я просто хочу показать на опыте, что это именно так.

– Шумоизоляция между квартирами в новых домах на вид ужасная. Каким образом можно ее исправлять и как вы исправляете эту ситуацию в новых домах? Или это опять упирается в «вы ходите качественную перегородку между квартирами – это будет стоить дороже»?

– Нет, шумоизоляция в стенах между квартирами есть, но не проходит шумоизоляция по конструктиву. Просто мы там думаем, что мы слышим от стены, – но нет, мы слышим на самом-то деле через перекрытия. Стена передает звук на перекрытия, перекрытия дальше передают его в соседнюю квартиру. Шумоизоляция должна быть сделана в полах по конструктиву. Где-то она сделана качественно, где-то она или вообще не сделана, или сделана некачественно. В наших домах, которые здесь ранее были спроектированы, хотели сэкономить на материале и купили дешевый пенопласт с ПСБС, 30-й, 35-й, и он, естественно, толстый: это 5-6 сантиметров. Он, во-первых, уменьшает высоту потолка, для того чтобы нагнать высоту потолка нормально, надо дополнительный кирпич поставить, высоту этажа поднять. Поэтому идет определенное удорожание. Но есть другие материалы, которые я не знаю почему не ставят. Есть же специальные «Акустик», «Экоэласт», они толщиной в сантиметр, не больше. Спокойно их стелешь – они выполняют очень много функций. Просто наши проектировщики здесь, может быть, не в курсе некоторых моментов. Они сразу же удешевляют. Сам этот материал дорогой, но он держит шумоизоляцию очень хорошо, не нужно, когда делаешь стяжку, дополнительные пленки класть, не нужны демпферные ленты по краям, за счет некоторых моментов уменьшается стоимость последующих видов работ. Наши современные, новые проектировщики, которым я говорил о том, что надо применять эти материалы, все их применяют. И в принципе, когда мне говорят что «вот если вот этот дом строить, то стоимость невозможно вырастет, в разы», на сегодняшний день оказывается, что стоимость не увеличилась в разы. Да, немножко увеличилась, где-то порядка 5%, но это комфортнее, это лучше. 5% - это на наши деньги сегодня 2 рубля.

– Это же не новые технологии?

– Нет, это не новые технологии, абсолютно.

– Это технологии, которые должны применяться при нормальном жилищном строительстве.

– Совершенно верно, они просто должны применяться. У нас здесь, в Пскове, просто работают по старинке. Есть несколько проектных организаций, они варились в собственном соку и, насколько я знаю (разговаривал с проектировщиками), они никто не ездил ни на какие повышения квалификаций, ни на какие симпозиумы, конференции. Они не общались с людьми, которые идут вперед и используют прогрессивные технологии и новые материалы. Они даже новых материалов многие не знают. Они по старинке идут. Есть у нас три комбината, которые выпускают панельки или еще что-то, они с ними и работают, ничего не выдумывая, не утруждая себя новой работой, скажем так.

Фото Андрея Степанова

– Еще один вопрос, который касается новых квартир. Сдается новый дом, и сразу же при заселении люди видят внизу объявление: «Куплю недорого унитаз, плиту». Вы прекрасно знаете, почему так происходит: потому что люди, заезжая в квартиру, избавляются от сантехники, которая установлена застройщиком, и от той газовой плиты, как правило, которая тоже установлена застройщиком. Вопрос: почему в новые квартиры надо ставить недорогую некачественную сантехнику и газовые плиты, если все равно это потом будет выбрасываться? Может, вообще не ставить?

– Может быть, вообще не ставить даже было бы, наверно, правильнее, и лучше, и честнее. Но нам надо сдавать дом, поэтому, чтобы сдать, если там должна быть газовая плита, то нужно газовую плиту обязательно поставить и сдать газовым службам. Что касается унитазов и моек, умывальников, – это ставится только в такие квартиры, которые будут передаваться детям-сиротам или социальным работникам. Но и там, я считаю, не нужно ставить, конечно, что попало и самое дешевое: там если ставишь – ставь подороже. Что касается плит, они ставятся только для того, чтобы сдать, и если у каждого ставить хорошую плиту – все равно они ее выбросят или поменяют, потому что у каждого свой вкус: на цвет плиты, дизайн, нужна она с духовкой, без духовки, встраивается она в кухню или будет отдельно от кухни. Поэтому лучше всего, конечно, от них избавиться, то есть их лучше всего не ставить, если это не социальная квартира, которую надо передавать детям-сиротам или врачам, учителям, как мы сейчас это все планируем делать.

– Еще один вопрос, который касается планировок современных квартир. Многие заезжают и начинают пытаться объединить балкон или лоджию с жилым помещением – перегородки снести, балконную дверь убрать, чтобы расширить пространство, некоторые остекляют балкон от потолка до пола. Почему в Пскове застройщики сразу не применяют эти даже не новации?

– Я понял ваш вопрос. На самом-то деле они не должны этого делать, они не имеют права это делать. После этого идут жалобы, что они радиаторы отопления выводят на балконы, остекленные лоджии, потом идут жалобы, что «у нас холодные трубы», потому что насосы на это вообще не рассчитаны, а рассчитаны под один объем пропускной способности. За этим должны смотреть управляющие компании. А то, что вы говорите, что они убирают, – это те же самые эркеры, которые, в принципе, в Москве уже давно делают. И у нас их можно делать. Мы планируем, но пока еще, говоря откровенно, не начали проектировать такой дом. Но хотим запроектировать один «куст» – три-четыре дома в третьем квартале, чтоб были такие эркеры. Но все равно люди, я думаю, все равно захотят балконы. Кто-то захочет покупать квартиру с эркером: получается как бы балкон, но в то же время отапливаемый. Да, в этих эркерах можно будет делать остекление в пол, надо просто рассчитать проектировщикам и сделать красивый дом. Есть у нас в планах такое. Все сразу не охватишь.

– Друзья, что приятно в разговоре с Владиславом Рувимовичем, – это то, что «Псковжилстрой» каждый раз отвечает на вопрос, фактически предваряя вопросы: «А мы это уже делаем. А это мы собираемся делать. А это у нас в доме, который сдается». Очень хороший, мне кажется, знак, когда на рынке недвижимости есть компания, которая показывает, как надо делать.

– Спасибо.

Версия для печати

Считаете ли вы правильной программу по установке общедомовых приборов учёта?

Вы уже проголосовали.

Посмотреть результаты >>>
  • Сюжет
  • Новостройки «Псковжилстрой»
О безопасной покупке квартир и индивидуальном подходе к каждому клиенту – в интервью с замгендиректора «Псковжилстрой» О дизайнерских проектах квартир, трендах и сотрудничестве с «Псковжилстроем» – в интервью с Ириной Кросс Гендиректор АО «Псковжилстрой»: Каждый гражданин нашей страны должен проголосовать Руководитель яслей на Карла Маркса: «Псковжилстрой» вложил душу в ремонт здания О малоэтажной застройке, тактике приобретения жилья и строительных инновациях - в интервью Владислава Абрамова Владислав Абрамов: Гипсокартонные перегородки в квартирах - прошлый век С покупки однокомнатной квартиры посоветовал начинать самостоятельную жизнь гендиректор «Псковжилстроя» Гендиректор компании «Псковжилстрой»: Семья из трёх человек должна жить в квартире площадью 70 квадратных метров Новостройку на Балтийской, 1А в Пскове планируют сдать к концу августа Два новых дома в псковском жилом комплексе «Балтийская жемчужина» сдадут уже в сентябре


Идет загрузка...